Мужчина джентльмен с усиками розовые щечки (oyechka) wrote,
Мужчина джентльмен с усиками розовые щечки
oyechka

Обормошка

Я стоял на балконе и уныло глядел на улицу, вместо того, чтобы гулять с ребятами. Телевизор я тоже смотреть не мог. Это так мама наказала меня за двойку по математике. Я уже выучил наизусть названия всех машин во дворе, а кроме площадки с автомобилями и скамейками с моей стороны дома ничего не было видно, лишь опушку леса, поэтому торчать на балконе мне быстро наскучило. Еще я сделал несколько бумажных самолетиков и бросал их изо всей силы в лес, но ни один не долетел даже до ближайшего дерева.
Когда мне стало совсем тоскливо, я вдруг услышал:

— Привет.

Я обернулся. За письменным столом расположился маленький пухленький мужичок, похожий на Карлсона, но без пропеллера и с длинной бородой.

— Привет, — сказал я.
— Ты меня не бойся, — улыбнулся мужичок.
— Я и не боюсь, — ответил я. Хотя на самом деле я был немного напуган. Немного — потому что мужичок совсем не походил на цыгана, а родители мне рассказывали, что от цыган нужно убегать и звать милицию, так как они воруют детей и побираются с ними, одетыми в лохмотья, по вокзалам.
— Тебя как зовут? — поинтересовался мужичок.
— Андрей.
— Понятно. — Мужичок о чем-то задумался и принялся перебирать свою бороду.
— А ты кто такой?
— Я, — мужичок смешно поднялся со стула и ударил себя в грудь крошечным кулачком, — Обормошка. Маг и колдун.
— Разве бывают маги и колдуны? — засомневался я. — Ты, наверное, фокусник или иззюлионист. Это который всякие трюки выделывает, а делает вид, будто это волшебство.
— Никакой я не иззюлионист. — Обормошка, кажется, обиделся. — И вида я не делаю. У меня настоящее волшебство. Смотри!

Обормошка прямо из бороды достал карандаш с намотанной на него розовой ленточкой. Он схватил с письменного стола лист бумаги и со скоростью какого-то японца смастерил бумажный самолетик. Потом Обормошка написал на крыле самолетика "ЛЕГКИЙ" и бросил его с балкона. Я был поражен: самолетик парил в небе как дельтаплан. Мы с Обормошкой так и не определили места, куда самолетик упал — он просто скрылся где-то за лесом.

— Можно я попробую? — спросил я.

Обормошка долго перебирал бороду. Я даже подумал было, расслышал ли он меня вообще, и тут маг ответил.

— Попробуй. Только будь аккуратным и пиши только прилагательные. И я буду следить за тем, как ты с ним обращаешься.

И Обормошка протянул мне чудо-карандаш. Я изготовил еще один самолетик и написал на нем "ТЯЖЕЛЫЙ" и запустил его в полет. Мой аэроплан не преодолел и метра и рухнул вниз на крышу крыльца, присоединившись к осколкам бутылок спиртного, которыми любили кидаться студенты с пятого этажа.

Потом мы стали писать на всем подряд "КРАСНЫЙ", "ЖЕЛТЫЙ", "ФИОЛЕТОВЫЙ" — и обложки тетрадок, игрушки, картонки, коробки, цветочные горшки исправно меняли свои цвета. Я написал волшебным карандашом на корпусе телевизора "ПРОЗРАЧНЫЙ", и он стал словно изготовленным из стекла: изучать, как телевизор устроен изнутри, не разбирая его и не рискуя получить от родителей по шее, было едва ли не интереснее, чем смотреть по нему мультики.

Над кроватью у меня висел портрет какой-то понурой тетки. Мне никогда не нравилась ее кислая мина, поэтому я написал у нее на шее "ВЕСЕЛАЯ", и благородная дама теперь выглядела куда добродушнее и будто веселилась вместе с нами. Обормошке это понравилось: он порылся у меня в шкафу и нашел выпуск журнала "Искусство". Мы с ним написали на натюрморте с яблоками "НАСТОЯЩИЕ" и поели вкусных фруктов. Когда я написал "ЖИВЫЕ" на репродукции картины "Грачи прилетели", прямо со страниц журнала выпорхнули один за другим десяток грязных птиц. Наткнувшись на "Супрематическую композицию" Казимира Малевича, Обормошка почесал затылок и написал на ней "ОСМЫСЛЕННАЯ". Мы долго смотрели на результат его волшебства, но так и не смогли разобраться, что же у него получилось.

Я начеркал "ГОВОРЯЩИЙ" на бирке с обитающим на моем кресле плюшевым медведем, и тот затараторил на неизвестном мне языке. Он был так болтлив, что Обормошка зачеркнул "ГОВОРЯЩИЙ" и написал "БЕЗМОЛВНЫЙ". Медведь замолчал и, казалось, изрядно погрустнел. В общем, чего мы только не выдумывали.

Пока довольный Обормошка предавался своему любимому занятию (расчесывал бороду), я увидел на полу маленький клочок бумажки и решил с ним поэкспериментировать. Я написал на нем чудо-карандашом "МАЛОБУРОКРАКОЗЯБРИСТО-ПРОЗРАЧНОБЕСФОРМЕННЫЙ". Стоило мне закончить, Обормошка закричал от ужаса. Он показывал пальцем на бумажку, которую я держал в руке, ожидая трансформации. Не понимая, в чем причина для страха у Обормошки, перевернул листочек — на нем была Обормошкина фотография и какие-то непонятные мне знаки. Маг выл и катался по полу и стал причудливо сворачиваться по спирали, пока не свернулся совсем в точку, исчезнув без следа.

Я совершенно оторопел от увиденного. Тут крикнула мама:

— Чего ты там устроил за концерт? Так уж и быть, сходи погуляй немного с ребятами.

Я, обомлевший, присел на кровать, перевел дух, и тут меня осенило. Я вышел в коридор, быстро накинул куртку, обул ботинки и, улыбаясь, выбежал из квартиры. В кармане у меня лежал карандашик.
Tags: сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments